МБУК "Шимская межпоселенческая библиотечная система", п.Шимск

МБУК "Шимская межпоселенческая библиотечная система" 18 февраля - День освобождения п. Шимск от немецко-фашистских захватчиков.

18 февраля - День освобождения п. Шимск от немецко-фашистских захватчиков.

В феврале 1944 года непосредственное участие в освобождении поселка Шимск принимал 206-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон 54-й армии Волховского фронта. При штурме деревни Острова, в пяти километрах западнее Шимска, батальон понёс серьёзные потери. В этом бою принял участие командир батальона Василий Федорович Тулин.

tulin-vasilij-kombat-batalona.jpgТулин Василий Федорович родился в 1922 году в д. Подгорная Красноуфимского района Свердловской области. До войны работал следователем прокуратуры. 17 июля 1941 года ушел добровольцем на фронт. С февраля 1943 года капитан Василий Тулин служил начальником штаба 206-го отдельного пулемётно-артиллерийского батальона 54-й армии Волховского фронта, а с ноября 1944 года был начальником оперативного отдела групп войск 14-й армии Карельского фронта. Был дважды ранен и контужен. День Победы Василий Тулин встретил в г. Киркенес (Норвегия). Демобилизовался в 1946 году. Награждён орденами Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной Звезды и медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией». Умер в 1992 году.

Из воспоминаний Василия Федоровича Тулина о бое за деревню Острова: "В начале февраля 1944 года наш батальон занял деревню Голино, расположенную на обрывистом северном берегу Шелони. Здесь, кроме нас, сосредоточился отдельный саперный батальон, дивизион аэросаней, артиллерийские подразделения. Было приказано форсировать Шелонь и, с ходу овладев деревней Острова, двигаться через Подгощи, Любыни на город Дно. Наступление началось затемно. Батальону, совместно с дивизионом аэросаней, удалось форсировать реку, но дальше аэросани не пошли. Часть из них, как факелы, пылали на льду Шелони. Батальон, овладев южным берегом, перерезал шоссе и вышел к насыпи бывшей железной дороги Новгород – Шимск – Старая Русса. Овладеть с ходу деревней Острова нам не удалось. Дело в том, что она была расположена метрах в шестистах от насыпи, и обороняло её около батальона вражеской пехоты. После нашего огневого налета поднялись в атаку бойцы всех четырех артиллерийско-пулеметных рот. Разведчики уже перепрыгивали через заборы огородов, когда на нас снова обрушился огонь вражеской тяжелой артиллерией и минометов из деревень Подгощи и Коломно. Из деревни ударили и уцелевшие пулеметы немцев. Батальон снова, не выдержав огня, залег. И снова поднялся в атаку, но теперь уже на огородах, где были укрытия от ружейно-пулеметного огня. В сумерках бойцы батальона ворвались в деревню. Свыше 80 боевых друзей не досчитались мы после тяжелого боя за маленькую деревню Острова. Они отдали жизнь за Родину, и хотя их нет, они живут в моем сердце и в памяти наших людей".

Неизгладимые впечатления того боя командир батальона Василий Тулин выразил в стихах:

Шестая атака, шестая с утра.

Но снова в снегу утонуло «Ура!»

Лежит батальон – не подняться.

И пули свистят, и разрывы клубятся.

Лежит батальон за рекою Шелонь.

Сечет батальон пулемётный огонь.

Снаряды ложатся в цепи аккурат.

«Что делать-то будем,

товарищ комбат?»

Лицо у комроты белей маскхалата.

Что делать? Порою не знают комбаты.

Что делать? Лежачего пуля берет.

Так значит, вперед!

Значит, только – вперед!

И взять-то ведь надо одну деревушку,

Но бьют пулемёты, беснуются пушки.

Такого огня будто не было сроду.

Но роты уже ворвались в огороды.

Ты в памяти болью душевной жива.

Деревня далекая Острова.

Остались в земле твоей наши ребята,

С которыми вместе делили когда-то

И хлеба кусок, и нелегкую службу,

И горе, и радость, и верную дружбу.

Найди же о них золотые слова,

Деревня далекая Острова.

Пусть память о них

Будет вечно жива!!!

 

«Не забыть!»

Мне забыть бы, забыть,

Да забыть не могу:

В бой пошел батальон

На рассвете, в пургу.

Стонет лед на реке,

Брызжет речка Шелонь

Ледяною водой,

Изрытая огонь.

И ломается лед,

Рвется, будто слюда.

Только вскрикнет солдат

И под лед, навсегда.

Ох ты, речка Шелонь,

Не топи, погоди!

Еще много боев

У солдат впереди,

Еще надо пройти

Через Порхов и Дно...

Только, видно, не всем

Уцелеть суждено…

risunok4-kopija.jpg